Newspaper Rodnaya - (Russian)

INTERVIEW WITH H.B. PETROS VII,

POPE & PATRIARCH OF ALEXANDRIA & ALL AFRICA

PUBLISHED BY THE NEWSPAPER ‘RODNAYA’ ON 6/2/04

"РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 40, 06 февраля 2004 г., полоса 16

С любовью к единоверцам

Православный взгляд с Африканского континента

Владимиру Путину небезразличны судьбы православия. В конце января президент тепло приветствовал в Кремле Папу и Патриарха Александрийского и всей Африки Петра VII — главу одной из древнейших в мире христианских церквей — и поздравил его с получением высокой награды — премии Фонда единства православных народов. Премия была присуждена видному церковному иерарху «за большой личный вклад в укрепление единства православных народов и сохранение православного присутствия на Африканском континенте». Его блаженство Петр VII согласился ответить на вопросы корреспондента «Родной газеты».

— Ваше блаженство, как православная церковь собирается усиливать свое влияние в мире?

— Необходимо, чтобы церковь спустилась к народу и была среди народа. Когда я употребляю этот термин — «спустилась к народу», я имею в виду церковные органы, клириков и всех священнослужителей, которые должны непосредственно взаимодействовать с паствой. Ни в коем случае недопустимо, чтобы священнослужитель запирался в своем кабинете и ждал, когда к нему начнут приходить люди. Надо, чтобы он устанавливал с ними контакты, помогал в создании катехизисных воскресных школ, принимал участие в открытии и деятельности больниц, других учреждений, то есть участвовал в жизни паствы в целом.

— Поддерживаете ли вы идею проведения Всемирного православного собора, ставшую одной из центральных тем в ходе ваших встреч с Владимиром Путиным и патриархом Алексием II ?

— Я надеюсь, что такой собор состоится. Мы, предстоятели двух церквей, считаем, что проведение подобного собора необходимо. Не секрет, что накопилось огромное количество вопросов, которые необходимо решать. Это возможно только на уровне всецерковного собора. Процесс подготовки подобного рода встречи в какой-то момент прервался, но я надеюсь, что она все же будет иметь место.

— Означает ли это, что православная церковь будет стремиться к установлению некоей духовной гегемонии в мире?

— Мы ни в коем случае не должны следовать тенденции прозелитизма или зариться на то, что принадлежит другим вероисповеданиям. В лоно своей церкви мы принимаем только тех, кто приходит к нам добровольно.

— Как вы оцениваете состояние отношений между Русской и Александрийской православными церквами?

— Взаимоотношения очень хорошие, братские, и развиваются они динамично. Единство церквей отражает духовное единство православных народов, исторически усиливает его. Поэтому вручение мне премии «За укреплению единства православных народов» и пребывание в великой России очень важны для Александрийского патриархата, православной Африки в целом. Во-первых, потому, что нам была дана возможность пообщаться с его святейшеством, нашим возлюбленным братом, патриархом Алексием II. Это важно также и потому, что наша встреча с его превосходительством президентом России является свидетельством теплых чувств и любви, которые наша патриархия испытывает к возлюбленному единоверному русскому народу.

— Каково влияние России на жизнь современной православной Африки?

— На Африканском континенте живет много славян, которые тоже являются членами нашей церкви. Среди наших прихожан не только греки, но и русские, болгары, сербы, румыны. Русская православная церковь оказывает свою помощь, посылая священнослужителей для того, чтобы они окормляли российскую паству. РПЦ помогает также финансово этим священнослужителям и в строительстве храмов.

— В каком состоянии, на ваш взгляд, сейчас находится межхристианский диалог? Ведь многие православные церкви вышли из Всемирного совета церквей…

— Некоторые христианские церкви од

обряют однополые браки, другие согласились на то, чтобы членами клира стали женщины. Эти примеры объясняют, почему некоторые православные церкви вышли из состава ВСЦ. Я в какой-то степени понимаю эти церкви. Я считаю, что Александрийская церковь и Русская православная церковь должны дать своей пастве понять, что то, что приемлемо в других церквах, наши церкви не приемлют. Но одновременно с этим надо продолжать развитие межхристианского диалога, не отступать от него. Что касается отношений с Римской католической церковью, то для того, чтобы такому диалогу был дан старт, необходимо, чтобы обе стороны имели на то добрую волю. Мы должны оставить позади ошибки, совершенные нами в прошлом, осудить их обоюдно и ни в коем случае не пытаться навязывать свои догматы, как это, например, делают униаты.

— Как осуществляются взаимоотношения Александрийского патриархата с коптской церковью? Ведь численность христиан-коптов сопоставима с общим количеством православных во всей Африке, но они уже 1500 лет — решением Халкидонского собора — отделены от остального православного мира…

— Взаимоотношения Александрийского патриархата с египетской и эфиопской коптскими церквами очень хорошие. Тот факт, что мы проживаем в мусульманском регионе, объединяет нас. Так уж получилось, что мы стали друзьями с патриархами обеих этих церквей. Моим другом является Шенуда III — патриарх коптской церкви. Его церковь располагается тоже в Египте, и мы знакомы уже много лет. Он оказывал мне свою помощь и поддержку, когда мы были в свое время членами Всемирного совета церквей. Тогда-то мы и подружились и остаемся друзьями по сей день. Мы молимся о единстве всех церквей, диалоги имеют именно эту цель. Христос основал одну Церковь. Давайте будем молиться, чтобы наконец настал тот день, когда Церковь станет единой, каковой она была в самом начале.

— Вы живете в стране, где ислам объявлен государственной религией. Сталкиваются ли христиане Египта с проблемой исламского экстремизма?

— Напротив, мы не только сосуществуем, но и помогаем друг другу. У нас нет никаких проблем с мусульманством. Наши дети рождаются, живут, растут совместно — православные и мусульмане.

— Влияют ли на жизнь африканских приходов культурные традиции коренных народов Африки?

— Если речь идет о традициях, которые складывались веками, мы позволяем и даже приветствуем их существование. Но только лишь в том случае, если они не оказывают влияния на деятельность того или иного прихода. Скажем, в Африке достаточно распространена жестикуляция сама по себе. Среди местных жителей принято, например, самовыражаться в танце — африканец совершает порой неимоверное количество телодвижений. Он двигается, танцует, принимая, таким образом, участие в богослужении и телом. Церковь это принимает.

Беседовал Сергей Путилов, перевод Алексея Соколюка

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Updated 9/02/04